Тексты

Про детство.doc (1975-1983)


Его раздражало буквально всё в нашей семье: что отец старый, что мать не модно одевается, что она не умеет вкусно готовить, что его летом просят помочь на даче в Саблино на огороде или на строительстве нового дома. (Я же благодарен судьбе за то, что с детства умею копать и косить, а благодаря тому, что на равных с взрослыми строил дом, - обращаться со всеми столярно-плотницкими инструментами). Но больше всего его раздражало, просто бесило, что мы живём беднее и скромнее, чем продавцы магазинов или администраторы ресторанов. В результате первый раз он угодил за воровство в колонию ещё малолеткой… Второй раз "рога мочил" он уже где-то в Вологодской области, пришёл весь в наколках, общаться с ним стало совсем невозможно. Третий срок он, уже будучи законченным наркоманом, отмотал в психушке, сперва в спецсизо на Арсенальной, потом на Пряжке… В 2005-м он повесился…

Представив основных действующих лиц своих воспоминаний, дальше я буду стараться придерживаться глав, как в книге "… а завтра будет счастье". Итак:

День Победы.

К единственным, оставшимся в живых после войны, родственникам матери, её двоюродным тётям, "тётушкам", как она их называла, традиционно всей семьёй мы приезжали два раза в год - 9 мая и на католическое Рождество. Родные сёстры, Эльза Казимировна (3) и Антонина Казимировна Ковальчук (4) , полячки, католички, до самой смерти держали себя как истинные пани, регулярно ходили в костёл на Ковенский, а руку мужчинам подавали лишь для поцелуя. Жили они в двух комнатах четырёхкомнатной коммуналки на Васильевском острове. Изначально вся квартира принадлежала их семье, отец их, Казимир Христофорович (5) , был мастером на военно-подковном заводе Посселя, неплохо зарабатывал, вступил в заводской жилищно-строительный кооператив и перед Первой мировой дом был построен. После репрессий тридцатых семья сократилась, встал вопрос об "уплотнении". Чтобы не получить в соседи неизвестно кого, мудрый Казимир Христофорович принял решение привезти "в люди" с хутора дальнюю родственницу, девочку-эстонку. Так квартира стала коммунальной. Сейчас в бабушкиных комнатах живу я. Эльза Казимировна дожила до 94-х, последние несколько лет, когда она не могла себя обслуживать, я ухаживал за ней, стал здесь жить да и прописался…